Наркотики как от них уберечься

Скачать книгу как бросить наркотики

скачать книгу как бросить наркотики

Автор:Коллектив Название:Легкий способ бросить употреблять наркотики (по технологии InterAura) Жанр: Психоактивная аудиопрограмма. Читать онлайн книгу «Стоп! Наркотики!» полностью, автора Ольги Абрамович ISBN: в электронной библиотеке virtualzoo.ru Зарегистрируйтесь и читайте онлайн. Первую книгу Анонимных Наркоманов мне дала мама, когда я ещё не готов был бросить. Я выкинул её и даже читать не стал. ВОЗДЕЙСТВИЕ НАРКОТИКОВ НА ПСИХИКУ

Баллы за ваши отзывы на книжки. Вход либо регистрация в Лабиринте. Тут будут храниться ваши отложенные продукты. Вы можете собирать коллекции книжек, а мы предупредим, когда отсутствующие продукты опять покажутся в наличии! Ваша корзина неописуемо пуста. Не понимаете, что почитать? Тут наша редакция собирает для вас фаворитные книжки и принципиальные действия. А здесь читатели выбирают все самое любимое. Сумма без скидки 0 р. Вы экономите 0 р.

Итого подарков: со скидкой 0 р. Акции сейчас. Бесплатные книжки. Готовимся вместе! Скидки на учебники и пособия. Весенний книжный фестиваль. Пункты самовывоза: Москва Пт. Забирайте заказы без излишнего ожидания. Казарян, Титун, Абрамович: Как кинуть наркотики. Автор: Казарян Н. Издательство: Эксмо-Пресс , г. Нет в продаже. Рейтинг Оценить оценило: 1. Инструкция к книжке "Как кинуть наркотики" Все знают, какой разрушительный вред наносят организму человека наркотики, и тем не наименее каждый год все большее число людей стают наркозависимыми.

Иллюстрации к книжке Казарян, Титун, Абрамович - Как кинуть наркотики. Рецензии на книжку «Как кинуть наркотики» Покупатели. Читали эту книгу? Вы сможете стать одним из первых, кто оставил отзыв. Мы постоянно рады честным, конструктивным рецензиям. Лабиринт приветствует миролюбивую дискуссию ценителей и не приветствует перепалки и оскорбления. Написать рецензию. Самое новое о здоровье. Не адаптирован к жизни. Людская эволюция против современного мира 1 рец. Харт Адам.

Портал : Вершина эволюции. Экономцева Наталия. Бомбора : Вкусно и не обидно. Книжки, кот. Шэнахан Кэтрин. Бомбора : Открытия века: новые исследования. Понцер Герман. Бомбора : Интуитивное питание. Шеперд Ричард. Бомбора : Призвание. Книжки о тех, кто отыскал свое дело в жизни. Анантасвами Анил. АСТ : Понятная медицина. Ежели вы нашли ошибку в описании книжки " Как кинуть наркотики " создатели Казарян Н.

Книжные хиты. Позвонить по скайпу. У вас пока нет сообщений! Находить Отмена. Скопировать номер. Соединить с оператором. Обратный звонок. Основное Все книжки Билингвы и книжки на иностранных языках Назад в «Книги» Все книжки в жанре «Билингвы и книжки на иностранных языках» Все книжки жанра Билингвы Литература на иностранном языке Литература на иностранном языке для малышей Книжки для малышей Назад в «Книги» Все книжки в жанре «Книги для детей» Все книжки жанра Детская художественная литература Детский досуг 1-ые книжки малыша.

Игровые миры. Экономика Правительство и право. Юриспруденция Домашние ремесла. Рукоделие Домоводство Естественные науки Информационные технологии История. Исторические науки Книжки для родителей Коллекционирование Краса. Этикет Кулинария Культура. Искусство Медицина и здоровье Охота. Собирательство Психология Публицистика Утехи. Празднички Растениеводство Ремонт. Интерьер Секс. Камасутра Технические науки Туризм. Транспорт Всепригодные энциклопедии Уход за животными Филологические науки Философские науки.

Социология Фитнес. Я не соображала, что происходит. И вот в один прекрасный момент отпрыск возник дома в жутком состоянии, еле шевелил языком. Мне стало страшно, я растеряла покой. Но тогда еще не понимала всей трагичности ситуации. Я издавна уже замечала, что отпрыск спит в футболке с длинноватыми рукавами, но он говорил, что ему просто холодно.

Так я просидела всю ночь. С утра, когда отпрыск пришел в себя, он произнес мне, что издавна стал наркоманом и желает уйти от меня, чтоб не причинять мне боль. Теперь-то я понимаю, что наркоманом против воли никого не сделаешь. Отпрыск произнес мне, что, когда он начинал колоться, его предупреждали, что кинуть тяжело, но он задумывался, что это "им, слабакам, тяжело, а я смогу". Он вправду ушел. Через три дня я стала сама его находить. Встретила его на улице и уговорила возвратиться домой.

Ранее меня интересовала работа, друзья, сейчас — лишь препядствия отпрыска. Подыскивала место для исцеления, сама ездила глядеть в больницы, отличные ли там условия, так как кто-то мне произнес, что в психиатрических больницах с наркоманами плохо обращаются. Я задумывалась, что там он вылечится. На меня накатило отчаяние. Я стала скандалить, рыдать. Но отпрыск произнес мне, что он просто не может кинуть наркотики. Я ему не поверила, решила, что он просто распущенный человек.

В то время моя жизнь стала сплошным ужасом. Я знала, что он крадет, чтоб достать средства на наркотики. Я забирала его из милиции, куда он попадал из притонов; несколько раз он практически погибал у меня на руках. Нередко, когда он был под действием наркотиков, на его лице блуждала счастливая ухмылка, а я смотрела на него и думала: "Господи! Ну почему же мне так плохо! Через четыре часа жизнь равномерно возвратилась к нему. Отпрыск снова попросил положить его в больницу.

Но через некое время все возвратилось на круги своя, надежда моя снова исчезла. Я устраивала истерики, рыдала, пробовала препятствовать ему, но все зря. Для меня закончил существовать окружающий мир, я даже не постоянно соображала — лето на данный момент либо зима. Я постоянно желала о том, что мой отпрыск вырастет и будет для меня опорой в жизни, я чрезвычайно в этом нуждалась. Я больше не могла ожидать, когда он умрет у меня на руках. Я решила уйти из жизни.

Но Бог посодействовал мне — конкретно в этот момент мне предложили. Мне показалось это странноватым — я уже издавна забыла, как улыбаться. Я позавидовала сиим людям. Когда я ехала домой, в первый раз за длительное время я увидела закат солнца. В это время пришел отпрыск. Он заглянул ко мне и спросил: "Мама, ты не спишь? Он ушел в свою комнату и включил телек.

Он остался дома! Ему тоже стало спокойнее. Я не стала находить его по ночам, звонить его друзьям, спрашивать, когда он придет домой. Но все еще продолжала обыскивать кармашки. Он может умереть в хоть какой момент; со мной и без меня. Когда я поняла, что бессильна поменять отпрыска, ощутила большущее облегчение; я уже не винила себя, как ранее.

Когда он уходил, я молила Бога, чтоб он уберег моего малыша от погибели и не отдал причинить иным вреда. Я знала, что отпрыск добывает средства на наркотики далековато не честным методом. И я молилась, чтоб он не причинил никому зла. Когда было чрезвычайно плохо, я ехала на собрание. Выходить из дома не хотелось, но перспектива остаться дома и созидать отпрыска под кайфом заставляла ехать на собрание.

В один прекрасный момент мой отпрыск решил пойти на собрание Анонимных Алкоголиков. Я ожидала его с нетерпением. В очередной раз я сообразила, что мои надежды — это лишь мои надежды. Я жила данной нам надеждой. Но я уже могла это делать расслабленно, без истерик и слез.

Он пробовал посещать собрания АА, но все время срывался. Ребята из группы АА произнесли мне: "Когда-нибудь ему пригодится Ваша помощь, а Вы не можете ее оказать". Я легла в клинику. Опосля этого решила звонить лишь по утрам, когда он бывал наиболее либо наименее в для себя, просто для того, чтоб выяснить, жив он либо нет. Сделай это сам".

И он смог лечь в больницу сам, правда, не с первой пробы. Опосля выписки он стал ходить на собрания АА. Ранее я задумывалась, что когда мой ребенок бросит употреблять наркотики, моя жизнь станет счастливой. Отпрыск стал трезвым, но жизнь от этого легче не стала. Но, поплакав от обиды, успокоилась — я молила Бога, чтоб мой отпрыск бросил употреблять наркотики; и даже ежели он будет ненавидеть меня всю оставшуюся жизнь, я буду благодарна И в этом чрезвычайно помогали собрания Ал-Анон.

На данный момент наши дела существенно улучшились. Для меня самое основное было осознать, что я не могу поменять собственного отпрыска, как бы я этого ни желала. Не упрекать малышей тем, что мы их растили, надеялись; это были лишь наши надежды, и они нам ничего не должны, пока сами этого не захочут. Основное -смириться, иметь великое терпение. Я думаю, это и есть любовь. Правильно то, что произнес Линкольн: "Большинство людей счастливо так, как сами для себя позволяют".

Я буду обучаться. Я не буду лениться. Я прочту что-нибудь, что просит усилия, мысли и сосредоточения. Сделаю кому-нибудь добро и постараюсь, чтоб о этом никто не вызнал, а ежели кто-либо выяснит, то это не будет считаться. Сейчас Я буду красивее, постараюсь смотреться как можно лучше, прекрасно оденусь, при разговоре не буду увеличивать глас, буду вежливым ой , не буду никого и ничего судить. Лишь на сейчас у меня составлена программа. В это время я буду стараться лучше осознать свою жизнь и что необходимо сделать для ее улучшения.

И буду наслаждаться тем, что отлично. И буду верить, что даваемое мною миру возвратится ко мне. Дорога , ведущая к свету. Посреди членов Анонимных Наркоманов и Алкоголиков есть наркоманы, которые не употребляют наркотики наиболее 4 лет. Некие из их согласились поделиться опытом собственного излечения и поведать истории, которые будут приведены ниже. Заболевание тотчас толкает наркомана на ужасные поступки, о их тяжело говорить.

Я думаю, в жизни каждого человека есть действия, о которых не охото не лишь говорить, а даже вспоминать. Необходимо обладать огромным мужеством, чтоб честно поведать о собственной жизни, тем наиболее широкому кругу людей. Мне охото еще раз выразить глубокую признательность всем, чьи истории размещены в данной для нас книжке. Истории, предлагаемые вам,— это подтверждение того, что, как бы глубоко человек ни опустился во тьму, у него постоянно есть шанс возвратиться на дорогу, ведомую к свету.

С Иваном, одним из моих пациентов, я познакомилась в году, в то время ему не было еще ти лет. Нужно огласить, что с пациентами такового возраста работать сложнее всего. Держать в голове начал себя рано, с детского садика. Лето проводил у бабушки с дедушкой в Карелии, там было забавно, была своя компания — вкупе прогуливались на рыбалку, игрались, купались. Единственное, что омрачало мое детство, это дебоширство отца.

Когда отец приходил опьяненный, мама традиционно меня забирала и мы уходили ночевать к ее подругам. Когда мне было 10 лет, предки развелись. Самого развода я не помню, меня на это время выслали в пионерский лагерь, оттуда привезли в город уже на новейшую квартиру. Отец один-два раза в год нас навещал.

В школе до 5-го класса я обучался отлично, занимался спортом. Лет в 7 я, посмотрев кинофильм про десантников, тоже желал стать мощным и ловким. Когда мне было 10 лет, в школе открылась секция по дзюдо и я стал ее посещать. Я его чрезвычайно уважал. С маминой стороны был твердый контроль, мне и в голову тогда не приходило, что можно прогуливать уроки либо не слушаться ее.

В 5-м классе обучаться стало уже труднее, к тому же я сообразил, что мать не таковая уж и "страшная", можно и прогулять, все равно она ничего не сделает. К 7-му классу я уже вел себя как желал. Я с детских лет был "борцом за справедливость".

А я был человек грамотный, знал, что малышей бить нельзя. Я был любитель поспорить с учителями, у меня было "обостренное чувство справедливости". Уже точно не помню, были ли несправедливости, но чувство было. Хотя, в основном, это были понты. Я ощущал себя от этого лучше. Я изо всех сил старался выделиться — то красился в огненно-рыжий цвет, то делал для себя сумасшедшие стрижки. В 7-м классе проколол для себя ухо и вставил серьгу, но через недельку вынул, поэтому что все другие тоже вставили,— никого не удивишь.

Как я уже говорил, приблизительно с 5-го класса я начал прогуливать уроки, болтался с друзьями, играл в футбол, хоккей. С 7-го класса стал выпивать. Помню, как мы опосля 7-го класса поехали в ЛТО лагерь труда и отдыха , пили там водку. В один прекрасный момент даже не ночевали дома. Нас отпустили в город, но домой мы не поехали, благо предки задумывались, что мы в лагере. Поехали в Петродворец, бегали ночкой по фонтанам, там нас и задержала полиция. В милиции мне было любопытно, мы чрезвычайно нагло себя вели, ощущали себя героями.

Маме, естественно, что-то наврал. Я тогда общался с гопниками — портвейн, драки, ватники. Возлюбленным занятием было гонять "чурок" из ПТУ по соседству. Под сиим имелась даже "идеологическая подоплека": у моего компаньона брата пырнули ножиком люди из этого ПТУ, а мы — "подрастающее поколение" — как бы мстили.

Мне в основном нравился ажиотаж вокруг этого, в самих драках я участвовал изредка. В 7-м же классе со мной произошел вариант, который сильно поднял мой авторитет. Я жил в собственном доме уже несколько лет, но никого из ребят не знал.

Я все это лицезрел и отдал показания в суде. Культуриста отпустили. Жизнь в семье меня тогда вообщем не интересовала. Возник отчим. Продукты отчим брал в валютниках, был круто прикинут. Позже он спился, но я это уже плохо помню, поэтому что "торчал" употреблял наркотики — жарг. Мама еще решала пробы что-то поменять.

Мне не хотелось поменять свою жизнь. И вообщем, я не желал принимать в этом никакого роли. К концу 8-го класса все стало уже серьезнее, я "бросил пить". К 8-му классу я закончил разговаривать с гопниками. Во-1-х, поэтому, что стала распадаться компания, позже возникли новейшие знакомые. В голове засела мысль наживы средств. Стал спекулировать шмотками, заходить в полукриминальный мир. Для спекуляции у меня была своя идеологическая платформа: "жить на одну зарплату — в падлу". Я считал, что кругом одни придурки и лохи.

Я решил твердо, что необходимо уезжать в вольную Европу, а еще лучше в Америку; при коммунистах ничего неплохого не будет. Там собирались бандиты. Субботу, воскресенье я постоянно там бывал. Опосля 8-го класса я поехал на юг, там в первый раз попробовал анашу, да еще и с собой привез. О наркоманах к тому времени я не лишь слышал, но и был с ними знаком,— они жили и в моем доме, и везде вокруг.

Опосля юга я решил поступать в мореходное училище. Система была такая: два месяца повсевременно живешь в казарме, позже в течение года отпускают домой на субботу, воскресенье, а позже вообщем живешь дома. Но это было не для меня. В казарме моих земляков не было, все были иногородние. У людей были "быковские" понятия, мне не нравились их шутки. Отучился я 6 дней — мое обостренное "чувство справедливости" больше не позволило мне делать приказы и распорядок дня.

А здесь еще и анаша кончилась. Помню, как ехал я в ней через весь город и жутко смущался. Приехал домой, мама в отъезде. Переоделся и загудел на две недельки. Я с юношества хорошо рисовал, но было уже не до того. Прогуливал, через год из училища выперли.

Они пообещали пристроить на неплохую работу, дали собственный телефон. Но когда возвратился с юга, так им и не позвонил. Я их всех "кинул", анашу забрал, благо в училище уже не обучался и отыскать меня было тяжело. Анаши было море, мы с приятелем целыми днями посиживали и курили. Планов на жизнь никаких не было. У 1-го компаньона была пустая двухкомнатная квартира, где повсевременно собирались чокнутые компании; приходили в нее без владельца, он даже права голоса не имел.

Я тоже туда прогуливался, там вник, что такое опиум. В один прекрасный момент с одним из их мы шли на дискотеку, он был вроде бы в завязке. По дороге встретили еще 1-го знакомого, который попросил моего компаньона посодействовать взять опиаты. Средств ни у кого, не считая меня, не было. Тогда я попросил взять кайф и на меня.

Они меня спросили: "Зачем для тебя это надо? А я у них: "А для вас зачем? Я поначалу чрезвычайно боялся, что больно будет, но приятели говорили, что не будет. Обманули, было больно, но следующие чувства стерли эту боль. До дискотеки не добрались — передозировались. На последующий день взял еще дозу. Закончил курить анашу, стал равномерно забрасывать дела, все почаще и почаще употреблял опиаты.

На самом деле дискотеки я не обожал, прогуливался туда лишь поэтому, что все прогуливались. А опосля инъекции было не в облом просто так посидеть. Не нужно никуда ехать, никаких заморочек. Стал отлынивать от работы в "Катькином саду", лень стало туда ходить, решил, что это очень непростой путь зарабатывать средства. Проработал я там до Новейшего года. Тот Новейший год был уже чрезвычайно показательным относительно степени моей зависимости от наркотиков.

Со своими друзьями мы решили отметить праздничек в упомянутой квартире. Я купил в "Метрополе" ресторан в Санкт-Петербурге за обезумевшие средства бутылку шампанского в то время это был недостаток ; это была единственная бутылка на всю компанию. Я стал его уговаривать испытать, что такое опиум. Он с трудом согласился. Я произнес, что шампанское мое, и унес его.

Все страшно обиделись. Мы с приятелем поменяли шампанское на кайф. Он нам сделал, моему приятелю жутко понравилось. Позже мы поехали к нему домой. И там нас "тряхнуло" — температура под 40, озноб видимо, раствор был грязный. Так весь Новейший год и провалялись. С утра я ему объяснил, что это случайность, нужно пробовать далее. Приблизительно через месяц попал в милицию. Взял средства, иду весь в предвкушении. Захожу в парадную, спускаются два каких-либо незнакомых мужчины, хватают, заламывают мне руки и ведут в машинку.

У меня не было с собой шприцев, но руки были все исколоты. Правда, пробовал что-то врать насчет курса глюкозы. В отделении, по незнанию, начал качать права, но мне быстро дали в лоб, и я сообразил, что этого делать не нужно. Я был самый юный, мне ничего не сделали.

Вызвали маму, проявили ей мои руки и отпустили. Но я обещать ничего не стал. Дома отчим пробовал учить меня жизни, типа: "До что ты мама довел! Но, наверняка, кое-где в глубине души уже тогда ощущал что-то неладное. Я несколько раз пробовал эфедрон, эффект — тот же. Так что выбор кайфа был изготовлен совсем. В мае, как раз под действием эфедрона, мы с приятелем решили поехать в Карелию переломаться. Мощных ломок у меня в то время, правда, еще не было.

И прямо с сумками и чемоданом из аэропорта поехал за кайфом. Невзирая на то что бегать по огородам ночкой было достаточно муторно, лицезрел в этом даже какую-то романтику. Употреблял я фактически раз в день. Тогда я растрачивал средства еще не лишь на наркотики, оставалось на какую-то одежду. Но почаще было по-другому. Ежели появлялись средства, поначалу решал, что половину оставлю на шмотки, половину проторчу, но, как правило, уже все протарчивал. Время от времени закладывал вещи, но еще удавалось их купить.

Пока они воровали, мы посиживали на лавочке, позже они с нами делились наворованным. В конце концов мы с ними разошлись, стали воровать уже вдвоем. В квартиры залезали в основном по субботам и воскресеньям, через форточки. К осени, когда с кайфом стала напряженка, я равномерно начал "кроить" здесь: утаивать — жарг.

Психология была: "Каждый за себя". Никаких друзей и развлечений уже не было. Собирались лишь, так огласить, для сотрудничества. К зиме с квартирами стало ужаснее - люди уже не ездили на дачи, закрывали форточки. Один из моих компаньонов подал мне идею ограбить нашего же знакомого. Мы взяли там магнитофон, а я еще и средства, о которых умолчал. Компаньона разламывало, ему срочно нужен был кайф, он готов был чрезвычайно дешево реализовать магнитофон.

Но я отказался: у меня-то средства на кайф были, а его ломка — это его трудности. По своим знакомым я "прошелся" основательно. Даже тут я ухитрялся подвести платформу — они, дескать, "плохие люди", один для чего-то поступил в военное училище, иной мне печенья к чаю не подал.

Со старенькыми друзьями я совершенно разошелся. Помню, как-то, когда было много средств, купил дыню, арбуз, еще что-то. Они задумывались, что я остановлюсь, поделюсь с ними, поболтаю. Но я сказал: "Привет",- и пошел домой.

Позже близко сошелся с наркоманами, которые употребляли опиум много лет, были уже судимы. Мы совместно торчали и вкупе воровали. Я знал их еще до того, как начал колоться, время от времени брал у их анашу. У нас с ними тогда как-то вышел спор.

Они у меня спросили: "Зачем для тебя все эти дискотеки, шмотки? Через годик ты будешь точно так же думать". Я им тогда не поверил, но они оказались правы. Сейчас то же самое я говорил молодым: "Зачем мне ботинки, ежели ломает? Позже шел варить, брал с собой готовый раствор и шел воровать либо продавать наворованное. Я мог это делать лишь под кайфом, при этом уже систематически ел транквилизаторы. Вообщем, я воровал везде, где можно, и все, что плохо лежало. Я тогда не задумывался, верно я живу либо некорректно.

Уважал себя за то, что занимаюсь криминальными делами. В один прекрасный момент "запалился" попался — жарг. Задумывался, что сам до этого никогда не дойду,— это был показатель деградации. Но пришлось уже и сиим промышлять. Много возни, не достаточно средств, но заработок стабильный. Мне нравилось быть удолбанным "до соплей" состояние мощного опийного опьянения — жарг. А все время приходилось шустрить, вставать днем, идти как на работу — добывать средства, кайф.

Жизнь становилась неуправляемой, происходили уже всякие чокнутые истории. Помню, украл из машинки сумку и пошел к барыгам за раствором; очнулся через полтора часа на лавке напротив дома торговца. Мать не один раз предлагала лечь в больницу, но я все отрешался. А здесь было уже так плохо, что согласился.

Пролежал около ти дней, практически весь апрель. Нас выписали за нарушение режима. Вышел я оттуда накануне собственного восемнадцатилетия. На день рождения мне подарили средств, получил страховку и Маме в больнице порекомендовали кормить меня радедормом.

Она выделяла мне баночку 10 пилюль в день. Опосля больницы меня закончило "тащить" не было обыденного эффекта — жарг. Я 1-ый раз укололся — подташнивало, но не тащило, единственное, что не разламывало. Позже то же самое. Я даже один раз наехал на торговца, задумывался, что он мне продал "левый" раствор.

Помню таковой случай: зашел я в наш кинозал, у меня там в буфете работала знакомая. Был я под транквилизаторами, в кармашке - много средств и кайфа. Буфетчица ушла в подсобное помещение, а я лицезрел, что она положила в кассу пачку средств. Вернувшаяся буфетчица закричала: "Держите его! Ребята вокруг кричат: "Ты что, идиот? Отдай деньги". Позже чуток ли не наголо подстригся, сменил весь гардероб, это место обходил стороной.

В один прекрасный момент, в конце мая, приняв до обеда кое-где 12 пилюль радедорма, я вдруг подумал: "Опять подсел, без кайфа жить не могу. Для чего таковая жизнь? Съел еще 10 пилюль радедорма - под транквилизаторами я постоянно становился чрезвычайно решительным. Крайнее, что помню, я ему сказал: "Мути с димедролом",— и провалился.

Наехал на компаньона, почему он мне не сделал. Он оправдывался, говорил, что я вырубился и он не сумел меня разбудить. Очнулся поздно - средств нет, кайфа нет, от передозировки болит голова, решимость улетучилась. Был злой на весь свет, что остался живой. Поплелся домой. Снова заторчал.

Это длилось недолго. В больнице снова быстро оклемался. Идти мне было некуда, все знакомые торчали. Решил на все лето уехать в Карелию. Наварил с собой кружку кайфа, в поезде кололся, пронес раствор в самолет. Мои родственники опешились, так как знали, что я с юношества не обожал собирать грибы. В этот день три раза прогуливался за грибами. Налаживание канала кончилось тем, что продал что-то из дома, и снова понеслось.

Снова кражи, нескончаемая шустрежка. В летнюю пору с приятелем поехали в Псковскую область за маками. Он жил у собственной бабушки, а я первую недельку - в лесу в палатке. Прожил я там две недельки. Ночкой прогуливались за маками, деньком резали маки, кололись, рубились и снова резали маки. Так целыми днями. Из гостиницы я свалил, не заплатив за номер. Возвратился в Ленинград; сезон тем временем кончился.

И снова все по новейшей — кражи, добывание кайфа. Я прогуливался немытый, небритый, изредка стирал свои вещи, был плохо одет. Когда начинал торчать, меня уважали. А здесь в один прекрасный момент звоню торговцу, который живет в 2-ух минутках ходьбы от меня, спрашиваю: "Есть? Я онемел. Ранее я бы этого так не оставил, сейчас у меня не было никаких сил, я просто пошел обратно домой.

Я закончил себя уважать. В общем, сходил на собрание — и запамятовал. В осеннюю пору становилось все ужаснее и ужаснее. В ноябре снова лег в дурдом. Лежал недолго, был конфликт с завотделением, меня выписали. Вышел из больницы, все поехало по новейшей.

Доза моя была два стакана маковой травы в день; ни на что, даже на пищу, средств не хватало, лишь на эти два стакана. На последующее утро встал — ломает; средства есть, нужно кое-где приобрести травы Я ушел из дома.

А мать меня лишь о одном просила: чтоб я возвратился к четырем и проводил ее в больницу. Она вправду была чрезвычайно плоха, могла сама не доехать. Купил я травы и пошел к знакомым варить. Смотрю на часы — до 4 осталось 10 минут, мне не успеть, а невмазанный ехать не могу. Опоздал на час, пришел домой, мама уехала, на столе записка лежит.

Меня стали мучить угрызения совести, но еще засадился, и жизнь снова стала великолепна. Новейший год я встретил дрожа от ужаса. Мы занавесили окна, отключили телефон. Так и встретили: он на одной кровати, я — на иной. В феврале я снова лег в больницу. Было мне чрезвычайно плохо, отлежал 7 дней, а позже захворал гриппом. На этот раз никакого подъема сил и бодрячка уже не было. Вышел, две-три недельки лежал дома, болел. Это была моя крайняя больница.

В этот период ко мне навязался жить, под предлогом вкупе кинуть, один мой компаньон, который лишь что освободился из тюрьмы. С утра вставали, 1-ый вопрос: "Что будем делать? Решил сходить. Депрессии у меня были и в трезвом, и в нетрезвом состоянии. Уже не было сил шустрить, но на группу тоже не хотелось. Мы с матерью поменяли квартиру, переехали в центр.

Время от времени прогуливался на группу, просто чтоб пообщаться с людьми. Из 5 моих друзей, с которыми мы начинали употреблять наркотики, к тому времени в живых осталось лишь трое, а к нынешнему дню двое — я и еще один. Слушал, что молвят остальные, и говорил то же самое. В то время я даже пробовал работать. Помню, мама вписала меня в халтуру. Вмазался и решил сделать 9-й шаг программы АА. Ну, думаю, пойду на данный момент, все ему объясню, поедем ко мне, он заберет куртку, я ему расскажу о АА.

По дороге как раз его и встречаю. Я все недоумевал: "Как же так? 1-ый раз в жизни что-то желал дать, и на для тебя — по лбу получил". Тогда сообразил, что поначалу нужно делать прошлые шаги, а позже 9-й. В летнюю пору снова поехал в Карелию, на этот раз укололся лишь на дорожку. Приехал, уже был сезон, созрели маки. Вдруг вижу прямо перед собой плантацию маков, меня жутко переклинило.

Ночкой я все это собрал, с нетерпением дождался утра. Когда все уехали в город я под каким-то предлогом остался , быстро начал резать маки; поначалу пробовал заварить с чаем, но эффекта не было. Время от времени меня клинило: мы собирались вкупе на группу, они шли, я же оставался дома. Программа занимала все больше места в моей жизни. Но позже сообразил, что на самом деле я желаю торчать, но просто не умею. Опосля этого я активно стал вникать в сущность программы, каждый день прогуливался на собрания.

1-ые четыре месяца было чрезвычайно тяжело — повсевременно мучило желание уколоться, с ним ложился спать, с ним и вставал. Я не знаю, как с мозга не сошел. Пробуждался днем и думал: "Опять новейший день, снова будет плохо, впереди ничего не видно. Когда же это кончится и кончится ли вообще? Были мысли, что я не сотворен для трезвой жизни, что моя судьба — умереть от наркотиков. Но, невзирая на все на это, я продолжал ходить на собрания и жил от группы до группы. Стал читать литературу А А, следовать принципам программы.

Девиз: "Первым делом — главное" стал девизом моей жизни. В этот период я жил лишь АА. Сомнения не пропали, но возникла надежда. Тогда я стал гораздо меньше говорить, меньше стал что-либо утверждать, больше слушать остальных, читать литературу. Я сообразил, что необходимо поменять систему ценностей — будет итог. Каким он будет — не знал, но все говорили, что лучше, чем до этого, и я верил.

Средства "жгли карман". Я знал, как лишь они возникают, желание уколоться усиливается. Я смирился с идеей "нищей трезвости". Я старался избегать злачных мест, старенькых знакомых, сами они меня не доставали. Помню, мне предложили совершить квартирную кражу. Как лишь договорились, мне стало чрезвычайно плохо, здесь же пожалел о этом. Я готов был сам заплатить средств, лишь чтоб не красть. Я поехал к месту, куда договорились, и уже у двери в квартиру отговорил человека.

Еще несколько раз мне делали подобные предложения, и у меня даже были маленькие колебания, но я уже твердо говорил "нет". Приблизительно через четыре месяца тяга к наркотику прошла. Я стал мыслить о работе. Мне предложили работу в коммерческом магазине.

Работать было чрезвычайно тяжело, тяжело вставать с утра. Позже устроился работать охранником. Я нередко испытывал чувство ужаса. Я уже издавна не воровал, а ужас оставался. Приблизительно через 6 месяцев я сообразил, что имею отличные шансы на излечение. Я считал себя замкнутым, малообщительным человеком, да к тому же еще и лентяем. Общался лишь с членами АА, остальных людей боялся, задумывался, что в общении с ними как-нибудь оплошаю, они будут тыкать в меня пальцем.

Равномерно появилось желание влиться в нормальную жизнь, не быть человеком, который разговаривает лишь с наркоманами и алкоголиками из АА. Опосля 10 месяцев трезвости я все-же решил окончить вечернюю школу среднего образования у меня не было.

В школу ходить было страшно, каждый раз думал: "Не дай Бог, чего-нибудь спросят, нужно что-то говорить". Школу я окончил. С работы пришлось уйти, компания прогорела. Депрессии временами появлялись. Многого от этого не ожидал, но, как ни удивительно, психолог мне чрезвычайно посодействовал.

Я считал себя человеком малообщительным, а оказалось, что могу располагать к для себя людей. Выяснилось, что я не таковой уж ленивый, энергии — пруд пруди. Не считая того, я стал еще наиболее честным. Опосля анкетирования я стал намного лучше к для себя относиться. Он находил для себя работу. Мы начали устраиваться вместе; он везде звонил, договаривался, был силой, приводящей все в движение.

В конце концов нас приняли; я стал ходить на работу, а он нет,— говорил, что отыскал что-то поинтереснее. Но он был из тех наркоманов, которые говорят: "Я сам могу кинуть, у меня крупная сила воли". Это был близкий мне человек, и позже, я уже начал забывать, кем я был ранее и как все это серьезно.

Я работал, жил жизнью, о которой ранее грезил. А философию, что все кругом придурки, я уже издавна оставил. Хотя зарплата — это минимум, ранее я имел еще меньше. Ранее приходил на собрания и тщательно говорил о собственной жизни, время от времени это был собственного рода "душевный стриптиз". На данный момент почти все свои трудности я тоже решаю на собраниях, но на другом уровне. АА делает мою жизнь размеренной.

Клубы и вечеринки меня не завлекают. Я с сиим вполне согласен и стремлюсь к этому. Я не совершенно запамятовал о деньгах, мне они необходимы, без их я себя плохо чувствую, но я не желаю средств хоть какой ценой, я желаю получать правильно затрачиваемым на работе усилиям. Я продолжаю делать шаги. У меня были пробы делать 8-й и 9-й шаги, но это — длительное дело, и я — в процессе. У меня наладились дела с мамой, я люблю ее и помню о ней, но мне тяжело о этом огласить вслух. Мне чрезвычайно тяжело делать й шаг; сам я в больницы не хожу, но ежели подворачивается вариант, не уклоняюсь.

В начале трезвости мне не верилось, что я смогу нормально жить без наркотиков; я считал себя иным, человеком, которому судьбой суждено быть наркоманом. Сейчас, через три с излишним года опосля крайнего срыва, мне не верится, что я мог жить иной жизнью, жизнью наркомана. С Виталием я познакомилась в году, когда он поступил на исцеление в больницу. Он создавал воспоминание человека, который просто не желает глядеть на мир трезвыми очами.

Приходилось вылечивать много наркоманов. Виталий же повсевременно что-то доставал, выменивал на сигареты пилюли у нездоровых и т. Совершенно трезвым я его не лицезрела. Он лечился в нашей больнице три раза. Было это в году. Когда я пришла к нему домой, то ужаснулась: на диванчике лежал сильно истощенный человек, на ногах, руках, ягодицах и даже на лбу были или зреющие, или вскрытые абсцессы. Слова, которые я приготовила, застряли у меня в горле. Виталий поведал, что опосля очередной выписки сходу же начал употреблять наркотики.

Но вен, подходящих для инъекций, уже не осталось. Он вызвал доктора, тот вскрыл гнойник, провозгласил лекарства. Так как Виталий продолжал колоться в мышцу, абсцессы появлялись один за остальным. Когда я пришла, он уже еле прогуливался. Виталий еле дошел до поликлиники, но там произнесли, что мест в больнице нет, необходимо ожидать. А ожидать уже было нельзя. Он попробовал лечь еще в одну больницу, но и в ней ему отказали.

Виталий снова оказался в нашей больнице. Он был чрезвычайно плох, не было даже убежденности, что он выживет. Но, невзирая на то что он фактически не мог себя обслуживать, он и в этот раз ухитрялся объедаться пилюлями до психотического состояния. Тем не наименее равномерно состояние улучшалось, он окреп, раны зажили. Но я ошиблась. И рада этому. Сейчас Виталий уже 4 года не употребляет наркотики, и он любезно согласился поведать свою историю, которую я тут привожу.

1-ые воспоминания юношества — ругань отца с мамой. Я чрезвычайно сильно переживал. Когда начал себя обдумывать, мы уже жили с отчимом. В наиболее старшем возрасте я даже испытывал чувство вины перед папой за это. В школе я был младше остальных, в первом классе отставал в учебе, но постоянно чрезвычайно переживал, ежели кто-либо был лучше меня.

Так уж меня воспитывали, что я должен стараться быть лучше остальных. Нехорошая отметка либо замечание вызывали у меня истерику, невзирая на то что дома меня за это не ругали. Когда мне было 9 лет, родилась сестра. Я чрезвычайно ужаснулся, что меня не станут обожать, и стал заботливым братом. В это же время у меня затормозился рост, мои близкие уделяли этому много внимания, без конца таскали меня по докторам.

К тому времени мне уже нравились девченки, но я смущался к ним подступать, поэтому что в глубине души ощущал себя ущербным. В школьные годы начал заниматься гимнастикой, достигнул хороших результатов, но оставался "середнячком".

Хотя по натуре я, наверняка, таковой и есть. К 8-му классу все-же сложилась своя компания. Один из наших пошел обучаться в ПТУ, стал там выпивать, слушать рок-музыку. Мне захотелось в собственном кругу и в этом стать фаворитом. Но испить боялся — вдруг предки увидят, хотя отставать от собственных сверстников тоже не хотелось. О наркотиках к этому времени я уже тоже знал. Одеты они были как хиппи, носили длинноватые волосы, слушали запрещенную музыку.

Эта компания приманивала, но было страшно. Мне все время хотелось выделиться. На данный момент я, наверняка, не стал бы наркоманом. Один человек из той компании создавал в особенности мощное воспоминание. Я уже чрезвычайно желал испытать, но все еще боялся.

В один прекрасный момент я его встретил по дороге из школы, он предложил испытать анаши. Мне стало страшно, но было постыдно отрешиться. Эффекта я не ощутил. Оказалось, что анаша — совершенно не страшно. Мне стало нравиться такое времяпрепровождение. Эффект сходу же приглянулся. В основном ел маковую соломку. Ежели наркотика не было — становилось уже не по для себя. Либо я мог, купив стакан травы, съесть третья часть, а потом реализовать оставшееся за ту же стоимость. То есть средств на наркотики в ту пору я не растрачивал.

Но желание принять наркотик возникало все почаще и почаще. Уже в весеннюю пору я в первый раз ввел для себя опиаты внутривенно. Поначалу было страшно, но опосля инъекции ощутил эффект, и ужас исчез. Но, к счастью, наркоманами они не стали. Потом поступил в технический университет. К тому же уже в это время я мог поспекулировать. На вырученные средства мы со школьным приятелем прогуливались по барам. Пил я много и нередко. У родителей дома был спирт, вот его-то втихаря понемногу пил.

Стали возникать проблемы, связанные с алкоголем. Позже ничего не помню. Днем очнулся в милиции. Дело в конце концов замяли, но я так до сих пор не знаю, виноват я был либо нет. Опосля второго курса я должен был ехать на юг, в экспедицию. Меня уже подламывало. Уезжать должен был в субботу. Друг ушел, а я уже не сумел тормознуть. Пошел к двоюродному брату, там продолжил пить, остался ночевать. Предки уехали, я дома продолжил пить, да еще ввел для себя ханки.

Позже поехал на вокзал. Не помню, как очутился в милиции; а поезд тем временем ушел. Я переночевал у друга. Оказалось, что я не запер дверь, когда уходил.

Скачать книгу как бросить наркотики как выпарить коноплю из воды

Впервые у нас?

Вред здоровью марихуаны Соль для солонца купить
Скачать книгу как бросить наркотики 983
Курящий наркотики человек 733
Скачать книгу как бросить наркотики 519
Взгляни как прекрасен мир без наркотиков Наркотики мне всегда нравились больше, чем выпивка. Вы сможете собирать коллекции книг, а мы предупредим, когда отсутствующие товары снова появятся в наличии! По совету друзей накупил лекарств, принимал этаминал натрия, радедорм в больших дозах. Употреблял я практически ежедневно. Книга предназначена в первую очередь для тех, кто так или иначе столкнулся с проблемой наркотической зависимости, а также для всех, интересующихся этой темой. Я стал думать о работе. Но я сторонник другого подхода к лечению наркозависимых, а именно — полного отказа от наркотиков.
Браузер тор не скачивает hydraruzxpnew4af 435
Как переключить язык в браузере тор hydraruzxpnew4af Наркотики от которых не тошнит
скачать книгу как бросить наркотики

Моему мнению скачать тор браузер виндовс 7 32 бита администратор!

HYDRA T5000 ХАРАКТЕРИСТИКИ

Скачать книгу как бросить наркотики спайс герлз состав фото группы имена

Гипноз для отказа от курения 🌀 Как бросить курить - ЛУЧШИЙ способ!❌🚬

Прикольного тут марихуана и аюрведа качество дерьмо

Следующая статья какие звезды принимают наркотики

Другие материалы по теме

  • Darknet marketplaces hydra2web
  • Легален ли браузер тор вход на гидру
  • Darknet marketplaces hydra2web
  • Тор браузер смысл hydraruzxpnew4af
  • Скачать тор браузер мак hydraruzxpnew4af
  • Phone tor browser hudra